Подписывайтесь на наш Телеграм канал https://t.me/molodostInUa

Новости

Мои мама и папа попали в плен в Мариуполе. Теперь их обменяли

Мои мама и папа попали в плен в Мариуполе. Теперь их обменяли

04 июля 2022

 

Своих маму и папу Дарья Полякова не видела с 23 февраля. Они попрощались еще в холодном и тревожном Мариуполе. 18-летняя девушка с младшим братом уехала в Днепропетровскую область, а родители остались в городе. Позже Дарья узнает, что маму при выезде из Мариуполя арестуют на блокпосту около Мангуша, а отец вместе с побратимами из полка «Азов» будет мужественно защищать Мариуполь, но в итоге тоже попадет в плен. 

И вот долгожданная новость: Юлия Полякова и Сергей Медянык на свободе. Это произошло 29 июня в рамках самого большого обмена военнопленными с начала масштабного вторжения российских войск в Украину. На следующий день Дарья с восьмилетним братом Назаром из Днепропетровской области приехала в Запорожье, чтобы обнять и поцеловать своих родителей.

Уехали, а на следующий день началась война

Семья жила в Павлограде Днепропетровской области. Юлия работала воспитателем в детском садике, а Сергей – служил в Нацгвардии. Но потом туда примкнула Юлия, она была на должности повара-стрелка.

«Однажды папа пришел домой и сказал: «Хочу служить в «Азове». Он поехал в Мариуполь. Мы же оставались в Павлограде. Так продолжалось полтора года. А потом маме надоело жить на расстоянии. И она решила вместе с нами переехать в Мариуполь – красивый и перспективный город. Наша семья воссоединилась в начале осени 2021 года. Мама оставалась в Нацгвардии, только теперь она патрулировала улицы Мариуполя, числилась рядовым солдатом. Брат Назар, ему сейчас 8 лет, учился во втором классе. Я осваивала профессию логопеда в Харьковском национальном педагогическом университете имени Сковороды. Но в планах было окончательно перебраться в Мариуполь, были мысли пойти по родительским стопам, и папа меня в этом поддерживал».

Дарья вспоминает: 23 февраля мама рано утром зашла в ее комнату и сказала, что ей с братом нужно уехать в бабушке в Днепропетровскую область.

"Уменя в голове тысяча вопросом. Я не понимала, почему мама решила, что нам экстренно нужно уезжать из Мариуполя. На все мои расспросы она отмалчивалась и лишь сказала: «Проведаете бабушку, а через несколько недель я с папой приеду, заберем вас». В тот же вечер за нами приехал родной брат отца. До сих пор помню в мельчайших деталях тот вечер. Как мы обнимались, целовались, говорили, как любим друг друга. Плакали и давали обещание, что скоро увидимся. Я тогда и представить не могла, что уже на следующий день начнется полномасштабная война".

Супруги были в одной колонии, а потом их разделили

Девушка предполагает, что родители, возможно, и знали, что будет обострение на фронте, но детям они ничего не говорили. О том, что мама попала в плен, Дарья узнала от соседей, с которыми Юлия вместе выходила из Мариуполя, только 1 апреля. Оказалось, что женщину арестовали в начале марта на блокпосту в Мангуше.

«В военных действиях она участия не принимала, она выходила из города как гражданское лицо. Последний раз она была на связи 3 марта. Папа редко выходил на связь.

Мы не разговаривали по телефону, это были короткие сообщения в мессенджере: «Доця, я жив. У меня все хорошо!» Но я понимала, что ситуация на «Азовстали» критическая.

Просто папа не хотел меня расстраивать, а наоборот, старался подбодрить. Хотя, когда была атака химическим оружием на металлургическое предприятие, папа позже признался, что пострадал от этого».

За день до выхода с «Азовстали» Сергей Медянык написал дочери и сыну: «Очень скучаю. Скоро буду дома». А потом пошли новости, что бойцы вышли с «Азовстали». Дарья вспоминает, как была шокирован новостью, что воинов не эвакуируют на подконтрольную территорию, а увозят в колонию в «ДНР». По словам девушки, папа из Еленовской колонии редко звонил или писал. Но всегда первым делом спрашивал, есть ли новости от мамы. Юлия первое время тоже была в этой же колонии, но потом ее отвезли в СИЗО в Донецк.

«Бабушка (мама Сергея), у которой мы все эти месяцы, очень переживала. Больше, чем я и Назар вместе взятые. У нее проблемы с ногами, практически не передвигается. А два месяца назад умер ее супруг, мой дедушка. Так это ее еще больше добило.

Смотрю на своего брата, он в два раза младше меня, но в миллион раз сильнее. Он не мальчик, он уже как маленький мужчина. Он стойко держится, в отличие от меня. Когда видит, что я плачу, успокаивает. Говорит нужные слова поддержки: «Даша, мама с папой скоро вернутся. Все будет хорошо». Но я-то знаю, что брат тоже плачет, только украдкой, чтобы я не видела».

Брат 4 месяца держался, но, увидев родителей, расплакался.

29 июня Дарье позвонили и сказали, что ее родителей обменяли и они теперь на свободе. На следующий день она уже с братом была в Запорожье, там в одной из больниц Юлия и Сергей сейчас проходят лечение.

«Когда мы подъехали к больнице, у меня сразу началась паника: а какие они сейчас, а что вообще сейчас будет? А когда встретили, что все безумно плакали. Мои эмоции не передать словами. Назар был в шоке, он держался все месяца, но когда обнимал родителей, дал волю эмоциям.

Мне было очень больно видеть их такими, какими они стали. Настоящее лицо войны. Им нужно много работать с психологом, ведь то, что они видели, дает о себе знать. Когда они начали подходить к нам, я не поверила, что это мои мама с папой. Очень изменились, похудели. Особенно папа, он сильно истощен. Я привыкла видеть их другими».

Сергея и Юлию ждет долгая реабилитация.

Джерело



Просьбы о помощи

Анонсы